Форум » Супостаты » Ручка для Кавказа. » Ответить

Ручка для Кавказа.

Чистотел: Андрей Фролов Наверное, ни у кого из нормальных людей не вызовет сомнения утверждение, что Кавказ для России уже давным-давно превратился в чемодан без ручки – нести тяжело, а бросить жалко. Точнее говоря, Кавказ лучше сравнить с огромной крупноячеистой клеткой. В которой, помимо всяких вкусностей, вроде высококачественной нефти, сидит препорядочно крупных и мелких хищников. Пока клетка лежала беспризорная – эти хищники увлечённо грызли друг друга. Но как только эту клетку русские взяли и понесли голыми руками, да ещё и стали пытаться хоть немного одомашнить насельников клетки – последним это жутко не понравилось. И они, отложив на время свои межхищные распри, наперебой принялись кусать руки новым хозяевам. Кавказ, всегда представлявший для России и русской национальной государственности порядочную проблему, последние полтора-два десятка лет угрожает самой перспективе существования России и возрождения русского национального государства. В 1991 году крушение СССР было ускорено самозваным «президентом Ичкерии» Джохаром Дудаевым. В 1999 году метастазы чечено-бандитизма проникли в Дагестан и чуть не пустили вразнос всю Россию. Сейчас (и все патриоты России, в первую очередь, сами русские и кавказцы, должны знать об этом) положение на Кавказе куда хуже, чем было в 1999 году. Каких-либо позитивных подвижек со стороны федеральных властей нет и не предвидится. Напротив, ими прокладывается путь к постепенному демонтажу Российской Федерации по образу и подобию СССР: тот же «договор о разграничении полномочий» с Татарстаном – это очень тревожный знак для любого государственника. Что характерно, сами кремлёвские власти предвидят, что вслед за Татарстаном в очередь потянутся Башкирия, Чечня и Дагестан, но не видят в этом «ничего страшного». Просто абзац какой-то… Главная проблема народов Кавказа, как и русского народа, заключается в том, что их «правящие элиты», по большей части, являются подложными. В двух смыслах: Во-первых, не являются собственно элитой, так как налицо присутствие куда более компетентных и патриотичных кадров, которых во власть не пускают ни под каким предлогом; Во-вторых, по разным причинам, большинство представителей «правящих элит» вообще не имеет права говорить от имени тех народов, возглавлять которые они пытаются. Почему же тогда эти люди имеют наглость называть себя «элитой»? Очень просто – потому что они устраивают некие третьи силы. Как правило, силы транснациональные и не заинтересованные в жизни и процветании ни русского народа, ни народов Кавказа. Главнейший урок Кондопоги заключается в том, что всем настоящим националистам и патриотам, живущим на территории России и бывшего СССР, надо налаживать горизонтальные связи в обход фальшивых «элит». Если можно так выразиться, создавать националистический интернационал. Это будет в интересах всех народов. Действительно, при подробном знакомстве русских националистов с кавказскими обнаруживается множество точек соприкосновения. Русские националисты считают, что кавказцам нечего делать в центральной России и они должны жить на Кавказе. Кавказские националисты с этим согласны и настаивают на репатриации мигрантов обратно в родные горы. Русские националисты считают, что Кавказ стал для России дотационной дырой, где большая часть денег разворовывается, и это надо как можно скорее прекратить. Кавказские националисты солидарны с этой точкой зрения и готовы сотрудничать. И так далее. Следовательно, общий враг всех националистов, независимо от нации – подложные и антинациональные «правящие элиты». Как только настоящие элиты русского народа и народов Кавказа научатся работать вместе, сообща решать больные проблемы, «правящие элиты» станут никому не нужными. Этого варианта развития событий власти боятся как огня и постараются ни за что не допустить. Но ему-то и нет разумной альтернативы. Поняв, что после Кондопоги мустанг русского национализма уже выпущен из конюшни и официозной объездке не подлежит в принципе, власти пытаются направить его на полном скаку в какую-либо стенку. Этих «стенок» великое множество, но здесь мы рассмотрим только те из них, которые имеют прямое отношение к теме, то есть к продуктивному взаимодействию русских и кавказских националистов. Миф первый: «Русские должны думать исключительно о себе, ни от кого не принимать помощь, со всеми общаться только с позиций товарно-денежных отношений». Правда: это как раз тот случай, когда узконациональный эгоизм настолько слеп, что идёт во вред самому же эгоисту. Если кто-то из кавказцев искренне хочет предложить помощь в час нужды и просит в ответ всего лишь решить те же наболевшие проблемы, что актуальны и для русских (например, депортировать кавказцев домой) – надо их в этом решительно поддержать, так как это пойдёт на пользу, в первую очередь, самому русскому народу. Миф второй: «Да там на Кавказе вообще нормальных людей нет, одно зверьё, чурки, с ними ничего нельзя вместе делать, всё равно воткнут нож в спину, ну их всех на хрен». Правда: некоторое, не очень большое, количество нормальных людей на Кавказе всё-таки есть. Просто они не режут русских на улицах Москвы, а сидят у себя в горах и занимаются делом. Если русские хотят, чтобы все кавказцы были такими – надо пойти навстречу этим нормальным людям, подумать, что можно совместно сделать для того, чтобы все народы жили у себя дома и не враждовали бы друг с другом. Вариант «ну их всех на хрен» не проходит и по той причине, что Северный Кавказ пока ещё входит в состав России. Если отделить его «просто так» – там будет первостатейный «букет бандитизма», по сравнению с которым поблекнет даже разгул «героев Ичкерии». Следовательно, если и думать об отделении Северного Кавказа, то надо делать это с выгодой для себя и в надежде на его возвращение. Уже на условиях России. Всё вышесказанное относится и к Чечне. Да, нормальных людей там даже меньше, чем в Дагестане, но они всё-таки есть. Проблема в том, что Кремль вполне доволен Рамзаном Кадыровым и, по данным КГБ Беларуси, даже намерен его использовать для окончательного решения «русского вопроса». А нормальных русских и нормальных чеченцев это положение не устраивает. Не нужна им такая ситуация, когда чеченский премьер, заслуживший из-за «подвигов» своего окружения характерное прозвище «Царь зверей», ассоциируется не только со всем чеченским народом, но и со всей Россией, одним из первых лиц которой он является. Несмотря на то, что Рамзан небезуспешно претендует на звание харизматического лидера чеченской нации, более обстоятельное изучение вопроса показывает, что он выгоден, прежде всего, россиянской «правящей элите» да ещё тем чечено-бандитам, которые куют чеченскому народу разбойно-вымогательный имидж по всей России и Европе. Рамзан Мщу-за-всех «…- Бунт, Беннет, никогда не начинается снизу, — все здравомыслящие летописцы сходятся в этом. Бунт всегда идет сверху вниз; когда Дики, Томы и Гарри хватаются за свои алебарды, вглядись внимательно и увидишь, кому из лордов это выгодно… - Прошу прощения, сэр Оливер, но вы не правы, — сказал Беннет. – В стране начинается пожар, и я давно уже чую запах гари. Бедный грешник Эппльярд тоже чуял этот запах. С вашего позволения, народ так ненавидит всех нас, что для бунта не нужно ни Ланкастера, ни Йорка. Скажу вам без обиняков: вот вы оба, служитель церкви и лорд, держащий нос по ветру, разоряете, грабите, избиваете и вешаете людей направо и налево. Сколько бы вас ни привлекали к суду, закон — каким уж образом, я не знаю, — всегда оказывается на вашей стороне. Вы думаете, на том и делу конец? Как бы не так! С вашего позволения, сэр Оливер, избитый и ограбленный вами человек непременно затаит ярость, и в какой-нибудь несчастный день, когда его попутает нечистый, он возьмет свой лук и всадит в вас стрелу длиною в целый ярд». Р. Стивенсон. «Чёрная стрела». Отдадим должное несомненным организационным и административным талантам нынешнего премьера Чечни Рамзана Кадырова. Почти без пролития крови он смог добиться для Чечни таких преференций, о которых первый вожак Ичкерии Джохар Дудаев не мог и мечтать. Если все фантазии последнего сводились к тому, что «в каждом доме будет по кранику с верблюжьим молоком», то первый направил в Чечню столь потрясающие финансовые потоки, что при желании, действительно, в каждом отстроенном вайнахском доме можно было бы соорудить не то, что по кранику, а по целому бассейну из гудермесского аквапарка, полному этого самого молока. Такое невиданное благосостояние, ясное дело, достигнуто за счёт конкордата Рамзана Ахмадовича с московскими чиновниками: мы вам – видимость стабильности, вы нам – полную свободу действий по всей России и кучу денег в Чечне. Как помнят жители Кондопоги, после погромов в их городе Рамзан Кадыров почти сразу же пообещал приехать и навести порядок. Какими методами подчинённые Кадырова наводят порядок, показала образцово-показательная ликвидация Мовлади Байсарова в ноябре 2006 года – «предателя» расстреляли среди бела дня, в Москве, на Ленинском проспекте. А ведь Байсаров, как многие сейчас полагают, был не только сотрудником ФСБ, но и настоящим патриотом. Он пытался раскрыть глаза русским и чеченцам на то, что творится в Чечне под вывеской «стабильности». В истории с Кондопогой особый интерес вызывает то, за кого именно и почему вступился Рамзан Ахмадович. Ещё до выяснения всех обстоятельств дела он пообещал заступиться за всех чеченцев, проживающих в Карелии, независимо от их дел, их убеждений… Вот если бы он потребовал выдать ему нашкодивших чеченцев для показательного отрезания им голов как бандитам, убийцам, врагам чеченского народа и разжигателям войны с русскими – можно не сомневаться, и настоящие русские, и настоящие чеченцы аплодировали бы ему стоя. Да, мол, они провинились, но дайте их нам, мы сами их публично накажем по всей строгости наших адатов. Но вместо этого «Царь зверей» и его подручные предпочитают упорно путать национальную солидарность с круговой порукой. Впрочем, в этом нет ничего особенно удивительного. Вспомним, какую духовную традицию представляет Рамзан Кадыров. Это традиция Кадырийского дервишеского ордена. История которого заслуживает отдельного рассмотрения. Толстовство по-вайнахски «…И чудеса в решете!.. Наскакали, лошади кругом танцуют. Не хватают… галдят: - Та-ла-га-га!… …У чечен лица любовные. Глаз с Цейса не сводят. - Понравился бинокль, — хихикнул Шугаев. - Ох, и сам я вижу, что понравился. Ох, понравился. Догнать бы скорей колонну! Шугаев трясется на облучке, читает мысли, утешает. - Не извольте беспокоиться. Тут не тронут. Вон они, наши! Вон они! Но ежели бы версты две подальше, — он только рукой махнул… …Это замирённые, покорившиеся. Наши союзники. Шугаев пальцами и языком рассказывает, что я самый главный и важный доктор. Те кивают головами, на лицах почтение, в глазах блеск. Но ежели бы версты две подальше...» М. Булгаков. «Необыкновенные приключения доктора». В отличие от Накшбандийского ордена, насаждавшегося в Чечне Шамилем, предпочитающего прямое силовое противостояние (и предпочитаемого за это царским правительством – лучше иметь честных врагов, чем вероломных друзей), «кадырийцы» предпочитают условно-ненасильственные методы – мирное размножение и ползучую экспансию. Такое вот толстовство, только с местной вайнахской спецификой. Основоположником теории кадырийско-кондопожского «толстовства» по праву считается шейх Кунта-Хаджи Кишиев (1830-1867). Его учение, строго говоря, не имеет прямого отношения ни к одному кровавому эксцессу – напротив, шейх считал любое насилие проявлением слабости со стороны самого насильника. Просто его последователи, которые не были способны подняться до высоты его морально-нравственных принципов, неизменно скатывались к насилию. Только в более мягком варианте, чем Шамиль и накшбандийцы. Сам же Кишиев резко выступал против войны. Его проповедь имела в изнемогающем от многолетней Кавказской войны чеченском обществе огромный успех. Вот что он говорил: «Война — дикость. Удаляйтесь от всего, что напоминает войну, если враг не пришёл отнять у вас веру и честь. Ваша сила – ум, терпение, справедливость. Враг не устоит перед этой силой и рано или поздно признает своё поражение. Никто не в силах осилить вас и вашу правду, если вы не свернёте с пути своей веры – тариката». Учение Кишиева можно было бы считать наилучшим из всех суфийских доктрин, если бы оно не возлагало на диких горцев совершенно невыносимого без православного отношения к миру бремени честного труда и добродетели, а, следовательно, не было бы непрактичным. Неудивительно, что принципы, которых придерживается большинство современных чеченцев, решительно идут вразрез с учением мудрого шейха Кишиева: «Земными соблазнами ещё никто не насытился. Земная жизнь – как солёная вода: чем больше пьёшь её, тем жажда сильнее… Спокойная душа, устремлённая к Всевышнему – это вечная радость и счастье. Не старайтесь быть богаче, выше, сильнее других… Остерегайтесь того, что кто-то вам будет завидовать в богатстве. Пусть вам завидуют в мудрости, учёности, щедрости. Молитесь Аллаху, чтобы к вам не пристало ничто добытое чужим трудом, чужим потом (его бы слова – да в уши современных чеченских бандитов и вымогателей! – А.Ф)». Куда интереснее с практической точки зрения отношение Кишиева к властям. Насколько можно судить по дошедшим до нас его проповедям, шейх Кунта-Хаджи считал вооружённое сопротивление бесполезным, по крайней мере, до тех пор, пока чеченцев не будут заставлять отрекаться от веры и обычаев (интересно, относил ли шейх к этим обычаям грабежи и разбои?). Как наивно полагал Кишиев, для мусульман возможно даже внешне принять православную веру, чтобы только сохранить свои жизни, свои обычаи и свой язык: «…Дальнейшее тотальное сопротивление властям Аллаху не угодно! И если скажут, чтобы вы шли в церкви – идите, ибо они только строения, – а мы в душе мусульмане. Если вас заставляют носить кресты – носите их, так как это только железки, оставаясь в душе мусульманами. Но! Если ваших женщин будут использовать и насиловать, вас будут заставлять забыть язык, культуру и обычаи – поднимайтесь и бейтесь до последнего оставшегося! Свобода и честь народа – это его язык, обычаи и культура, дружба и взаимопомощь, прощение друг другу обид и оскорблений, помощь вдовам и сиротам, разделение друг с другом последнего куска хлеба». Итак, учение Кишиева в чистом виде, по всей вероятности, самое лучшее, какое только может быть в традиционном кавказском исламе. Но вот с его реализацией у вайнахов почему-то всё время выходят самые разнообразные косяки. Так было в середине XIX века, так получается и сейчас. Учение шейха Кунта-Хаджи не без основания показалось царским властям опасным, так как учило чеченцев создавать органы параллельной власти, которая действовала тайно от царской администрации. 3 января 1864 года Кунта-Хаджи и его брат Мовсар были арестованы в селе Сержень-Юрт и под конвоем отправлены в Новочеркасск, а оттуда – в деревню Устюжно Новгородской губернии, где Кунта-Хаджи и умер 19 мая 1867 года. Когда вайнахи-«толстовцы» узнали, что их лидер арестован, они собрались в Шали и стали трёхтысячной толпой требовать от находившихся там русских войск его освобождения. Командир русского отряда генерал Туманов, имея приказ контролировать ситуацию, пообещал чеченцам, что не будет стрелять, если чеченцы не откроют огонь первыми. «Кадырийцы» на такое щедрое предложение среагировали специфичным вайнахско-«толстовским» способом. Окунувшись в ледяные воды реки Басса, они демонстративно отбросили от себя ружья и пистолеты, после чего… правильно, вы угадали, как же иначе. Набросились на русских солдат с шашками и кинжалами. Помните, как всё начиналось в Кондопоге? «…Один из русских первым снял футболку и вышел навстречу чеченам со словами типа: «Давайте, но только один на один». Так его сразу ножом резанули, аж со спины вышел...». Так что в Кондопоге не подорвалась мифическая «подвешенная Сталиным взрывчатка», как выразился про Беслан бесталанный виршеплёт и знатный русофоб Евгений Евтушенко, а блеснул кинжал формальных последователей «эвлии» («святого») Кишиева. Который вроде бы учил «непротивлению злу насилием»: «…Не носите с собой оружия. Держитесь подальше от него. Оружие напоминает вам о насилии и уводит в сторону от тариката. Сила оружия — ничто по сравнению с силой души человека, верно идущего по тарикату. Всякое оружие — признак неуверенности в том, что Всевышний Аллах придёт на помощь в нужный час. Кроме того, Иблис (дьявол) постоянно толкает вашу руку к рукоятке кинжала или ружья. Вы становитесь жертвой Иблиса». Только тогдашние русские генералы были не чета нынешним. Генерал Туманов, трезво оценив ситуацию, понял, что держать слово уже ни к чему, а в рукопашном бою погибнет немало русских солдат. Как только чеченцы приблизились на 30 метров, по миролюбивым и честным вайнахам, не ожидавшим от презренных иноверцев такой подлянки, ударили залпы ружейного и артиллерийского огня. Потеряв под пулями и картечью 164 человека убитыми и во много раз больше ранеными, «кадырийцы» поняли, что играть в толстовство, при этом махая кинжалом и крича «Всэх рюских свинэй зарэжем!», у них не выйдет. Либо надо быть честными абреками, придерживаться накшбандийского толка и вести «газават до последнего чеченца», либо честно забыть про войну и насилие, стараться жить в мире со всеми людьми. Как учил мудрый шейх Кунта-Хаджи Кишиев. «Необходимо вязать кровью» «Я слышал, как Апостол Аллаха сказал: «Когда Вы вступаете в сделки, или держитесь за хвосты своих волов, или радуетесь сельскому хозяйству, и прекращаете вести Джихад (борьбу во имя Аллаха), тогда Аллах покрывает позором вас, и не отменяет его до тех пор, пока вы не возвращаетесь к вашей религии». Абдулла ибн Умар. Сунна Абу Дауда. Главная ошибка России на Кавказе, наверное, состоит в том, что русские правители, желая навести на Кавказе порядок любой ценой, не прислушались в своё время к словам имама Шамиля, который в 1836 году в письме генералу Клюки фон Клюгенау писал: «…Пока я нахожусь в живых, вы найдете во мне усердного и неспособного на измены слугу русского правительства… Я прошу Вас об одном: не мешайте нам драться между собою. Храбрейший из нас, конечно, останется победителем, необузданные смирятся, власть и порядок восторжествуют, и тогда будет, Божьей помощью, общее спокойствие». Причину же столь вопиющего неустройства кавказского общества, наверное, надо искать в ослаблении христианства и неспособности кавказского ислама сделать кавказцев законопослушными. Сам Шамиль признавался, что те же чеченцы и прочие кавказцы, которыми ему приходилось управлять, были «…народом скверным, разбойниками, которые только тогда сделают что-нибудь доброе, когда увидят, что над их головами висит шашка, уже срубившая несколько голов… Если бы я поступал иначе, я должен был бы дать ответ Богу, и Он меня бы наказал за то, что я не наказывал свой народ». То есть, если занести над ними шашку с засохшей кровью – это уже их не напугает, кровь обязательно должна быть свежей и пролитой прямо у них на глазах! Конечно, такое состояние для России нетерпимо, как и вообще для любой страны, претендующей хоть на какой-то порядок в своих пределах. По признанию Шамиля, ему приходилось держать горцев в ежовых рукавицах только потому, что времени их перевоспитывать на войне уже не было: «…Я употреблял против горцев жестокие меры: много людей убито по моему приказанию... Бил я шатоевцев, и андийцев, и талбутинцев, и ичкерийцев; но я бил их не за преданность русским — вы знаете, что тогда они её не выказывали, — а за их скверную натуру, склонную к грабительству и разбоям... И вы будете их бить за ту же склонность, которую им очень трудно оставить. Потому я не стыжусь своих дел и не боюсь дать за них ответ Богу». Так как строить на Кавказе новый имамат в XXI веке России как-то не с руки, стоит исследовать перспективу рехристианизации кавказских народов. Возрождение христианства среди кавказцев, прежде всего, среди вайнахов и аварцев с лезгинами – далеко не такая утопия, как то может показаться. Ведь ещё в конце XVIII века многие вайнахи отказывались подчиняться шейху Мансуру и воевать против русских казаков, так как считали их, в отличие от шейха, своими… единоверцами. Заметная часть чеченцев, чтобы сохранить свою православную веру, даже вошла в состав Терского казачьего войска. За 200-300 лет никакая принудительно насаждаемая вера не может пустить в каком бы то ни было народе глубокие и неистребимые корни. Тем более в народе, принявшем ислам «по шейху Кишиеву» — с его «церквями и крестами». Согласно ортодоксальному исламу, отрекаться от веры ради сохранения жизни мусульманин не имеет права – он может лишь скрывать её, избегая прямых вопросов (аналогично подвигу тайного христианства в мусульманских странах). История сохранила множество случаев мученических смертей мусульман от рук язычников, но ни одного достоверного свидетельства исповедного подвига мусульманина, пострадавшего от рук христиан. Так что шейх Кишиев, который, как было сказано выше, допускал возможность оставаться «мусульманами в душе», в этом вопросе проявил себя весьма не ортодоксально, если не сказать теплохладно. Чаще всего, особенно в Чечне и других «горячих точках», русских пленных, добровольно принимавших ислам, заставляли подтвердить свою веру, убивая перед видеокамерами кого-либо из своих бывших товарищей. Это правило было подтверждено Салманом Радуевым, который сказал в 1997 году: «Вам необходимо обливать грязью тех русских, которые настроены патриотически. Их очень легко обвинить в фашизме, антисемитизме и национализме. Тех иноверцев, которые захотят встать под Святое знамя Пророка, необходимо вязать кровью. У них нет тогда пути назад. Необходимо расширять сеть мусульманских школ и принимать туда не только правоверных. Дети — тесто: кто лепит, тому и будут служить (помнится, не так давно россиянский официоз взахлёб восхищался добротой Рамзана Кадырова, усыновившего русских мальчишек-сирот. Скромно умалчивая при этом, что он заставил их принять ислам, по сути, превратил их в чеченских янычар – А.Ф.). Используйте бездуховность русских». Теперь попробуем мысленно применить учение ислама о переходе в другую веру «наоборот». Представим, что чеченцы приняли близко к сердцу учение горячо почитаемого ими шейха Кунта-Хаджи и согласились пойти в церкви и надеть кресты. А там, вместо того, чтобы заставлять новообращённых чеченцев рубить головы твёрдым мусульманам, с ними поступают гуманно. Им всего лишь предлагают прочесть (как принято у бандитов, перед видеокамерами!) православный чин присоединения от магометан, в котором, в частности, говорится: «… — Отрекаешься ли от веры магометан и всего их лжемудрования, и оставляешь ли оное всесовершенно? — Веру магометан и лжемудрование их отметаю и оставляю. — Отрекаешься ли Магомета, как лживого пророка? — Считаю, что он лжепророк, и отрекаюсь от него. — Отрекаешься ли от книги, называемой Коран, и всех, которые есть в нём, ложных сказаний, законоположений и преданий? — Отрекаюсь Корана, и всех, которые есть в нём, ложных сказаний, законоположений и преданий». В тот же вечер присоединение новообращённых транслируется по республиканскому телевидению и по радио «Свободная Чечня». Интересно, смогут ли после этого «в душе мусульмане» объяснить свои действия тем мусульманам, которые «не только в душе»? Едва ли… Следовательно, таким образом создаётся прямая дорога к водворению порядка и спокойствия – особенно если прислушаться к Шамилю и сначала «не мешать драться», напротив, помочь православной партии оружием и деньгами… А потом оставшиеся в живых православные чеченцы и другие кавказцы будут представлять для России не больше проблем, чем православные осетины. Но для этого нужен подходящий народ-просветитель. Говоря научным языком – медиатор («посредник»). Кавказский союз свободы «О старый король, немало ты прожил, Но истины старой понять ты не смог – Ведь певчая птица, что пела на воле, В плену никогда не споёт». Из старинной албанской сказки «ПачIчIагъкъа чобан» («Король и пастух»), переведённой на русский и использованной чеченскими боевиками для собственной пропаганды. России нужен, выражаясь по модным ныне «понятиям», «смотрящий» по Кавказу и Закавказью. Как показал тысячелетний опыт пребывания России на Кавказе, ни один из трёх народов, образующих «титульные нации» Закавказья, на эту роль в полной мере не подходит. Постараемся сформулировать необходимые требования к такому народу. Прежде всего, он должен быть автохтонным, то есть жить на своей земле, а не быть захватчиком (пусть и с тысячелетней историей захвата). Следовательно, азербайджанцы-тюрки, кумыки, балкарцы, карачаевцы и прочие тюркоязычные народы Кавказа отпадают сразу и по определению. Далее, он должен быть близким к кавказским народам, входящим в состав России и не быть чуждым для этносов Закавказья, быть способным доносить до них всех государственные приоритеты и ценности. Наконец, он должен быть православным и иметь непрерывную церковную традицию, желательно восходящую к апостольским временам. Может показаться, что по всем параметрам идеально подходят грузины. Но, во-первых, грузинской нации не сложилось до сих пор, во-вторых, картвельская группа стоит особняком от кавказских языков и мало родственна с ними, в-третьих, Грузию апостолы в I веке не просвещали. А если говорить об «успехах» грузин в государственном строительстве… Когда носители значков «Я грузин» приводят примеры типа «Багратион», надо помнить, что на одного Багратиона, умершего за Россию, приходились и приходятся десятки таких «орлов», как Звиад Гамсахурдиа и Мишико Саакашвили. В принципе, для России не было бы ничего особенно плохого, если бы грузины имели своё национальное государство. Но только как вассальное царство, входящее в состав России. И только если заслужат. Армяне, ясное дело, тоже не подходят: прежде всего, по религиозному признаку. По языковому – тоже. Да и с государственностью у них уже больше полутора тысяч лет всё как-то не ладится. Поручать имперское государственное строительство на Кавказе людям, которые собственными руками уничтожили три своих государства подряд, зато всё это время активно лезли на вершины имперской власти (более 20 императоров армянского происхождения на византийском престоле с VI по XII века!) – как говорится, «дураков нет». Однако, довольно. Итак, искомый православный коренной народ, который мог бы стать «смотрящим» России на Кавказе, всё-таки существует, и этим народом оказываются удины. Те самые люди, чьи предки построили Закавказскую Албанию и были почти поголовно вырезаны предками нынешних азербайджанцев или насильно обращены в ислам, став, опять-таки, «азербайджанцами». Этот процесс, похожий на отуречивание жителей Малой Азии и Балкан, продолжался неспешно, более тысячи лет, то обостряясь, то утихая. Но то, что удины, которых сейчас не насчитывается и 10 тысяч человек, сохранили свою кровь, свой язык, близкий к лезгинскому, аварскому и вайнахским, свою культуру, а недавно вновь обрели свою древнюю письменность – это, по всей видимости, перст Божий, явно указывающий на них русскому народу. Жизнь удин в Восточном Краю своей уничтоженной родины, то есть в современном Азербайджане, оказалась весьма тяжёлой, прежде всего, именно из-за веры. Через тысячу лет после начала исламизации албанцев, в 1724 году, они писали Петру I, прося помощи в сохранении веры, воспринятой ими от апостола Варфоломея, распятого на площади Албанополя (Баку) и апостола от 70-ти Елисея: «…У нашего народа не было власти, чтобы построить славный храм на месте мученической смерти святого апостола (Елисея, эта церковь I века считается древнейшей в Закавказье – А.Ф.): наши предки смогли только построить маленькую церковь, в которой мы проводили нашу жизнь. Теперь же неверные сожгли её и насильственно нас отрекли: мы в тайне сохраняем наши законы, и больших, и маленьких силою сабли заставляют стать тюрками». А ведь начиналось всё со скромных просьб одолжить пастбища для сезонного выпаса скота… Хорошо, что хотя бы в наши дни немногие азербайджанцы удинского происхождения, которые ещё помнят о вере своих предков, вернулись к ней. Как свидетельствует православный потомок удин Василий (Фазиль) Ирзабеков, «Ко мне нередко подходят татары, азербайджанцы, таджики, которые тянутся ко Христу. Спрашивают: «А как ты пришёл?» Я отвечаю: «Нет, я не ощущаю себя ренегатом, перебежчиком, прибившимся к чужому. Я вернулся к вере предков, которые несколько столетий были христианами». «Мы гылындж-мусульмане», — говорила иногда бабушка. «Что это значит?» — спросил я её. «Гылындж» — значит меч, наши предки — албанцы — были обращены в ислам силой оружия… …Мне было 18 лет, когда я впервые узнал о том, какую веру исповедовал Бабек, о том, что он носил крестик под доспехами… Так что представьте, вдумайтесь — главный герой Азербайджана (Бабек был то ли удином, то ли персом, а никакого государства под названием «Азербайджан», тем более тюркского, на нынешней азербайджанской территории до начала XX века не было и в помине – А.Ф.) был православным христианином, погибшим в борьбе с людьми, которые принесли нам ислам. Я говорил об этом с нашими азербайджанскими учеными. Спрашивал: «Вы знаете это?» — «Конечно, знаем», — отвечают. «А почему народу не говорите?» — «Ты что, нас убьют»». Итак, в наши дни можно говорить о перспективе образования единого антиатлантического и прорусского фронта из кавказских народов, родственных православным удинам ...

Ответов - 3

Чистотел: ... и поэтому имеющих хорошую перспективу для рехристианизации. «Боевыми» формированиями такого фронта могли бы стать, прежде всего, разделённые народы Дагестана, непосредственно подвергающиеся угнетению антинациональных «элит» и инородцев по обе стороны российской границы с Грузией и Азербайджаном – вайнахи, лезгины, аварцы и т.д. В Дагестане голос таких сил уже стал весомым фактором, влияющим на общественное мнение. Даже в состав русского сетевого «Кольца патриотических ресурсов» входит один из сайтов, авторы которого разрабатывают это направление, известное под названием «албанского проекта» — «Фонд стратегической культуры» (www.fondsk.ru). Вообще, прорусский союз народов Дагестана и Чечни против своих врагов – это то, чего американцы и их союзники в Кавказском регионе боятся больше всего. Потому что как только этот союз начнёт активные действия, проамериканские сателлиты в Закавказье, Грузия и Азербайджан, посыплются, как карточные домики. Вот мнение эксперта из Дагестана, постоянного автора официальной аварской газеты «Черновик» Марко Шахбанова: «…Как назвать существующую ситуацию в Дагестане и Азербайджане, при которой азербайджанцы в Дагестане пользуются всеми правами коренных народов Дагестана, а аварцы, лезгины и другие дагестанцы Азербайджана лишены не только прав, которыми обладают все национальные меньшинства в любой цивилизованной стране, но даже элементарных прав человека? Как назвать ситуацию, при которой азербайджанцы имеют своего главу администрации Дербентского района, бывшего члена Госсовета (когда этот орган существовал), представителя РД в Азербайджане, 4-х депутатов в парламенте нашей республики. Азербайджанцы обучаются, слушают радио, смотрят телевизор, читают газеты на своем родном языке, имеют национальный театр… И за всё это платит дагестанский налогоплательщик. В это же время аварцы и лезгины в Азербайджане не имеют ни одного из вышеперечисленных атрибутов национального меньшинства… Регион, являющийся исторической родиной аварцев, сегодня усиленно заселяется тюрками. Основная тактика Баку направлена на первичное размещение в аварских сёлах, под видом беженцев из Карабаха, нескольких семей тюрок. Потом к ним прибавляются их родственники, они любыми способами стараются подружиться с аварцами, после чего селение вначале становится многонациональным, а потом азербайджанским…В первую очередь тюрками заселяются села со смешанным населением, что ведет к быстрой ассимиляции аварцев, несогласных же выселяют. Так произошло в течение 90-х годов со многими аварскими сёлами… …Всё это напоминает наводнение, накатывающееся волнами из гигантского, по сравнению с аварским, тюркского моря. Если эти процессы будут и дальше продолжаться теми же темпами, то во второй половине ХХI-го века аварцев в Азербайджане можно будет заносить в Красную Книгу, как удин и шахдагские народы (все они говорят на языках лезгинской группы и живут в северо-восточном Азербайджане)... …Убелённые сединами Шахбан Бушдиев и Султан Казиханов (которым примерно по 70 лет), были задержаны и после зверских истязаний признались в том, что являлись агентами Армении и России. Подобными методами «убеждения» аксакалы азербайджанской национальности могут сознаться даже в убийстве Джона Кеннеди. Аварец, кадровый офицер Азербайджанской армии в отставке, ветеран Карабахской войны, обратившийся к военкому района, в ответ услышал: «все аварцы бандиты и мошенники, их уже давно пора выслать к грязным дагам, что мы рано или поздно сделаем»… Аварцы не допускаются к экономике Азербайджана. Им чинят препятствия даже при попытках торговать на Закатальском рынке… В это же время Махачкалинские рынки заполнены торговцами-азерами, а их предприниматели занимают одно из видных мест в экономике республики. Во всем этом виновата, прежде всего, политика властей Дагестана, которые не только не защищают своих сограждан в странах СНГ, но и ущемляют их интересы в самой республике. Как считает один довольно влиятельный политик, азербайджанские власти попросту «держат кого за глотку, а кого и за карман» в дагестанском руководстве». Незавидно – что в Азербайджане, что в Дагестане – и положение лезгин, одного из самых крупных коренных народов Северного Кавказа. Российский Лезгистан, благодаря засилью в нём врагов лезгинского народа, можно смело объявлять зоной культурно-цивилизационной катастрофы. Вот выдержка из резолюции лезгинской национально-освободительной организации «Садвал»: «Пожалуй, нет в Дагестане такого региона, как Северный Лезгистан, который находится в плачевном состоянии в социально-экономическом плане. В 10-ти его районах нет ни одного промышленного предприятия. Предприятиями в Дербенте управляют не лезгины. Богатейший овощами и фруктами район, не имея возможности реализовать, выбрасывает их в реки. Нет ни одного перерабатывающего предприятия. Уничтожены известные заводы в Белиджах и Касумкенте. От безработицы молодежь увлекается наркоманией, а большая часть покидает родные места и уезжает на заработки в дальние края». Так что тем из русских патриотов, кто хочет ликвидировать засилье дагестанских преступных группировок по всей России, хорошо бы просто не мешать настоящим патриотам Дагестана сбросить иго спевшихся с врагами продажных представителей власти, которые угнетают одинаково и русских, и аварцев, и лезгин, и всех остальных. Тогда все будут жить у себя дома. Никому не надо будет покидать родной край ради куска хлеба. И всё у всех будет хорошо. газета "Спецназ России".
Осман: Разделенный народ имеется на кавказе-они азербайджанцы.Нас больше 40 миллионов. Территория Северного Ирана,Нагорный Карабах,Зангезур и юг Дагестана в том числе г. Дербент.Только не путай х...,с пальцам.,я имею ввиду тюрок может быть суннитом, шиитом или православным,ничего тут страшного нет.Тюрки являються аборигенами кавказского региона, независимо от национальной принадлежности.(азери,кумыки,ногайцы,карачайцы,балкарцы). Допустим ,наши братья гагаузы-православные и все okkey! Так,что хватить трепать языком. Не удасться Вам раздробить Азербайджан. LONG LIVE AZERBAYCAN!!!

ПСВ: Чистотел пишет: Заметная часть чеченцев, чтобы сохранить свою православную веру, даже вошла в состав Терского казачьего войска. ???????? Это что опечатка? Чистотел пишет: «…Как назвать существующую ситуацию в Дагестане и Азербайджане, при которой азербайджанцы в Дагестане пользуются всеми правами коренных народов Дагестана, а аварцы, лезгины и другие дагестанцы Азербайджана лишены не только прав, которыми обладают все национальные меньшинства в любой цивилизованной стране, но даже элементарных прав человека? Одно время работал на стройке. Работала с нами рядом бригада лезгин, так вот как то ночью мы под водку пригласили их бригадира, за разговором выяснилось, что что действительно у них с азерами вражда и что самое интересное ни один из народов остального Дагестана им непомогает. Вот так вот. кстати он тоже с нами пил водку, а ещё на стройке чечены встречаются, в основном отделочники.



полная версия страницы